Казахстан без сирот
RU
Телефон:
+7 (727) 267-66-46, 250-12-83
У Вас возникли вопросы по
усыновлению детей-сирот?
Можете написать нам
E-mail: yurin@detdom.kz
17 детей за 10 лет. Отец-рекордсмен Мурат Кабылбаев о "незапланированных" детях, ревности и расставании.

У многодетной семьи Кабылбаевых — юбилей. Ровно десять лет назад супруги Мурат и Орынбасар приняли первых четверых ребятишек в свой дом. За это время они подарили кров, любовь и заботу 17 детям. В интервью корреспонденту BaigeNews.kz глава семьи рассказал об успехах старших, проказах малышей и своей новой книге, а также поделился мыслями о сложностях процесса усыновления.
 
Сценарий свыше
В этой истории, кажется, не обошлось без провидения. Словно срежиссировал её сам Всевышний. В день Арафат перед праздником Курбан айт в бездетной семье местного имама села Кенесары Бурабайского района появился ягнёнок. Хозяева с удивлением обнаружили на его спине надпись арабской вязью. Это было слово "Аллах". Священнослужитель и его мама Айбат Кудайбергенкызы, к слову, внучка Балуана Шолака, стали совершать хадж в Мекку. Более того, супруги начали подумывать о том, чтобы стать родителями для детей-сирот.
 
На этом знаки свыше не прекратились: спустя ещё пять лет в сарае появился необычный телёнок: на его лбу явно читалась священная у мусульман цифра семь. Мурат и Орынбасар Кабылбаевы решили принять в семью семерых ребятишек. Так и сделали: сначала взяли четверых, потом ещё троих. Но перед этим у них родился сын Ибрахим словно в награду за благородные намерения.
 
С тех пор прошло больше десяти лет. За эти годы супруги подарили дом, родительскую тепло и заботу 17 детям, 16 из которых — приёмные. Самым старшим уже по 19-20 лет. Одна из дочерей, Адель, вышла замуж, живёт в Карагандинской области. Юноши учатся в университетах и колледжах. Четверо детей вернулись к кровным родственникам: к биологическим родителям, дядям-тётям. Но все они на каникулы и праздники неизменно собираются в отчем доме.
 
"Я сегодня тебя не люблю"
Год назад в семье появились ещё четверо ребятишек — сёстры Елена и Виолетта и два братика. Артуру и Богдану пять и четыре года. Их успехами семья часто делится в социальных сетях.
 
"Купил на днях напиток в маленьких бутылочках младшим сыновьям. Богдан тут как тут: это, мол, кому? С серьёзным видом отвечаю: эту — Лене, ту — Виолетте, Магжану, а четвёртую — Эмре. Насупился: "Ладно, я сегодня тебя не люблю". Интересный такой ребёнок, за словом в карман не полезет, — смеётся многодетный отец.
16 приёмных ребят. Каждый с заковыристой, подчас трагичной судьбой. Глава семьи до сих пор помнит полные боли и страха глаза Маши, когда её только привезли из детского дома. И то, как быстро-быстро вытирал ладонью набегающие слёзы Коля: впервые его день рождения праздновали в девять лет. Кабылбаев — противник очень больших приёмных семей. Ещё пару лет назад на мой вопрос ответил твёрдо: больше брать детей не будем, нужно поставить на ноги этих. А их 13. И вот в семье новое прибавление. "Незапланированные" дети.
"Я и в самом деле против того, чтобы брали много детей. Это же опять детский дом получается. Максимум 8-10. На этот раз нас попросили. Дети из соседнего села Веденовка. Там ситуация непростая: папа скончался в 2019 году, мама, видимо, не сумела справиться с трудностями. Старшим девочкам по 15 и 16 лет, Лена уже студентка, Виолетта в 10 классе. Ещё немного — уйдут во взрослую жизнь, и была опасность, что их разъединят с малышами. Дети могли потерять друг друга. А этого допустить нельзя. Органы опеки хотели, чтобы ребята попали именно к нам. Тем более старшие подросли. Мы долго думали, обсуждали на семейном совете. Увидев фотографию мальчиков, я не устоял", — пояснил отец.
 
По его признанию, за всю историю родительства с младшими мальчиками оказалось легче всего.
 
"Наверное, потому что совсем малыши, им достаточно внимания, любви и заботы. Мы же, в основном, брали больших детей — от 8-9 лет. Отдыхаем с ними, если честно. Такое ощущение, что мы сами их родили. Столько радости и счастья подарили нам сыновья. Но первое время было ощущение, мол, что мы наделали! Богдан и Артур будто почувствовали наше настроение и взяли всё в свои руки. Оказывается, не только мы им были нужны, но и они нам. Это именно дети из нашей семьи", — делится собеседник.
 
"Каждый ребёнок приходит в новую семью со своим прошлым"
Потенциальные приёмные родители обращаются к Кабылбаевым за советом:
 
"Многие опираются на наш опыт и стремятся принять много детей. Говорят, у нас столько любви, мы хотим делиться ею. Я всегда отговариваю. Советую взять для начала двоих-троих. Потом они звонят, благодарят. Осознают, как это сложно. Видите, мы же брали постепенно. Сначала четверых, потом ещё троих. Спустя ещё три года — троих. Потом через пять лет — двоих… Накапливался опыт, появлялись силы идти дальше. И потом мы сами выбрали только семерых ребятишек, остальные приходили в семью по разным обстоятельствам. Почти во всех случаях нас просили. Где-то закрывался детский дом, где-то надо было вытаскивать ребенка из среды, где он подвергался насилию", — отметил многодетный отец.
 
При усыновлении, как правило, люди считают, что если адаптация прошла спокойно, все трудности позади. У Кабылбаева своё мнение на этот счёт:
 
"До 2017 года я считал, что знаю о детях всё. Но эта иллюзия разбилась вдребезги, когда в нашу образцовую размеренную жизнь, как ураган, ворвались Баги и Маги. Разница в том, что первые ребятишки пробыли в интернатах всего по году-два, а Багжан и Магжан в Алматинском детдоме жили практически с рождения. Это наложило отпечаток. Поэтому я всегда говорю: адаптация — это далеко ещё не всё. Важно суметь выправить ребёнка. Дети приходят в приёмную семью со своим багажом. Это опыт жизни в кровной семье, детдоме. И почти всегда с травмами. У одного физическое насилие, у другого — психологическое. И с этими травмами нужно работать, искать по крупинке, подбирать полезное лекарство. На это уходит три, пять и больше лет. Главное — надежда и терпение".
 
Недавно один из младшеньких, Артур, вспомнил родную маму.
 
"Говорит: а у нашей старой мамы… Я был в шоке. Есть же подсознательная память, которую могут разбудить запахи, звуки, мелодия. Спрашиваю: а ты хочешь к ней? Он говорит: Конечно, хочу. Ещё у нас был случай пару лет назад. Толеген поехал с ажекой на кладбище. Вернулся, на лице беспокойство. Говорит, вспомнил свою маму, как маленькими ходили на кладбище, набирали конфеты-печеньки. Видимо, в родительский день. Сын возбуждённо говорил и говорил, а на лице его было написано такое счастье…", — отметил собеседник.
 
Недавно Толегену позвонил родной папа и сообщил, что мама умерла. Где похоронена, не знает. Мурат Кабылбаев подал запрос в райотдел полиции, но пока тщетно.
 
"Нельзя вставать между ребёнком и памятью"
Что чувствует приёмный родитель, видя в ребёнке вечную неистребимую любовь к подчас непутёвым маме/папе?
 
"Я глубоко убеждён: ни в коем случае нельзя вставать между ребёнком и памятью. Как бы мы ни старались биологические родители навсегда останутся для наших детей самыми главными людьми, первыми в системе ценностей. Бывает, дети злятся на них за то, что пили, допустили детдом. Но эта обида временная. Самые первые чувства любви, заботы связаны с ними. Я всегда советую детям вспоминать только хорошее. У каждого в жизни свои трудности, и мы не примеряли их обувь. Я считаю, виноваты те люди, которые проявили к ним безразличие. Кто жил с ними на одной улице, доме, подъезде и даже не постарался помочь. Органы, которые не выявили вовремя, не подали сигнал тревоги. Они просто стали заложниками такого безразличия", — подчеркнул Мурат-аға.
 
Порой приёмные родители против, чтобы дети говорили о родных.
 
"Если хотите, чтобы вам доверяли, не делайте этого. Не взращивайте в них обиду и злость, потому что ребятишки могут пронести их через всю жизнь, и это может плохо влиять на некоторые ситуации. Поэтому я всегда говорю: берегите, очень чутко относитесь к памяти. Если этой любви не мешать, дети растут духовно сильными", — уверен собеседник.
 
Уметь отпускать
Четверо детей выросли и вернулись к родным. Но они приезжают в гости и связи с приёмными родителями не теряют. И всё же легко ли далось расставание?
 
"Я отношусь к этому так: мы свою миссию для них выполнили, — уверен Мурат-аға. — Они остаются нашими детьми, и двери дома всегда открыты. Нужно уметь отпускать. Не должно быть обиды: мол, я столько в него вложил, а он покидает меня. Важна позиция взрослого человека. Кстати, у нас были две ситуации, когда ребята хотели вернуться. Я этого сделать не позволил, ведь перед уходом предупреждал, что конфликты вероятны. Там хоть и родные, но это другая семья, другие порядки, другая жизнь. Недопонимания обязательно будут, нужно научиться ладить. И надо понимать, что там тоже идёт адаптация. Кровные мама и папа, родственники тоже чувствуют вину перед детьми, что когда-то дали слабину, не уберегли от детдома. И мы должны им дать право восполнить пробел, исправить ошибки прошлого".
 
Прошло время — и всё наладилось. Сегодня многодетный отец видит, что тогда поступил верно, не пойдя на поводу у временных чувств. И ведь главное даже не в том, что ребёнок должен жить у родственников, а в том, что ему нужен прочный фундамент, на который он будет опираться в жизни.
 
Когда ребенка выбирают, как игрушку в магазине…
Поскольку Кабылбаев работает в проекте "Казахстан без сирот", за советом к нему обращаются как кандидаты, так и опытные приёмные родители, а также родные семьи и многодетные. Одна из важнейших задач — повышать, если можно так выразиться, качество потенциальных приёмных семей. Сам процесс усыновления, по мнению Кабылбаева, упрощён дальше некуда: кандидат проходит школу приёмных родителей, получает сертификат, собирает документы, подаёт их в ЦОН. После их обработки получает доступ к базе данных детей-сирот, назначается встреча с ребёнком. И если решение принято, в этой же базе выбирается форма: усыновление, опека, патронат.
 
На сегодня в казахстанских интернатах остаются более четырёх тысяч детей. Среди них много ребятишек старшего возраста с серьёзными болезнями, особенностями в развитии или имеющие братьев/сестёр. У этой категории шансы попасть в семью почти нулевые. Ситуацию, по мнению Кабылбаева, может поменять готовящийся закон о профессиональной приёмной семье.
"Понимаете, у нас в Казахстане система устроена в интересах кандидатов в приёмные родители. Ребёнка подбирают по цвету глаз, волос, национальности, возрасту. Как бы грубо это ни звучало, как в магазине красивую игрушку. Нельзя так делать. Поэтому в детских домах сейчас так много детей из той категории. К концу года должны принять новый закон, если это произойдёт, надеюсь, ситуация поменяется", — отметил многодетный отец.
По его мнению, потерявший родителей ребёнок должен изначально попадать в профессиональную приёмную семью, а не в казённые учреждения.
 
Это поможет решить ещё одну острую проблему — возврата детей в интернаты.
 
"У нас в стране этого нет. Зачем это нужно? У каждого человека есть определённая планка психологических возможностей, перепрыгнуть через которую он не может. Нужно профессионально оценивать возможности в той же школе приёмных родителей. И согласно этой оценке подбирать ребёнка в семью — для профилактики отказов. Многие не справляются и возвращают ребёнка обратно в детдом. Виноватых тут нет, обвинять родителей тоже нельзя. Но, конечно, страдают дети. Это недочёты системы. Жёсткий профессиональный подбор нужен и для того, чтобы исключить трагедии, когда ребенок в приёмной семье терпит насилие".
 
По мнению собеседника, приёмные мама и папа должны постоянно над собой работать, одной школы в самом начале пути мало. Учиться в интернете, быть на связи с психологами, соцработником. Обязательно сопровождение приёмных семей, хотя бы первое время.
 
Более подробно о своём опыте он рассказывает в книгах. Когда-то вышел его сборник рассказов, переживший три переиздания.
 
"Если первая книга была более художественной, эта — более зрелой и более практической.… Идёт медленно, пишу в свободное от работы, общественных и семейных дел время. В ней я передам свой опыт, опираясь на все тонкости, нюансы в воспитании детей, которые пережили тяжёлую психологическую травму разрыва с родителями. Читатели найдут в ней ответы на вопросы: с чего начинать, как правильно выстраивать отношения, как реагировать на разные конфликтные ситуации, как справляться в подростковом периоде, передаёт ли генетика социальное поведение и многое другое", — рассказал он.
 
Как 19-летний Толеген организовал ауызашар
Сегодня повзрослевшие мальчишки часто вспоминают, как папа впервые отвёл их, второклассников, в школу. Братья долго не могли найти дорогу домой и плакали на перекрёстке.
 
Теперь Толеген учится на втором курсе казахской филологии в Павлодарском университете имени С. Торайгырова. Болат завершает учёбу на парикмахера, планирует открыть свой салон. Настя — будущий работник санэпидслужбы, учится в медицинском колледже, Лена будет поваром, Тамерлан - автомехаником, а Коля — электромехаником. Багжан и Магжан поступили в академию гражданской защиты имени М. Габдуллина. По хозяйству они могут всё, с гордостью говорит глава семьи.
 
Как-то из Павлодара позвонил Толеген. Спросил, планируют ли родители проводить ауызышар.
"Сын попросил сделать это от его имени. Сказал, что сам присутствовать не сможет, и кого из соседей позвать. Прислал деньги. Мы зарезали барана, приготовили всё, выполнили его наказ. Наши старшие ведь подрабатывают летом. Зарплату собирают, у каждого своя коробочка. Как банк. Самые богатые — Болат и Толеген. Они трудолюбивые, экономные, знают цену деньгам", — улыбается отец.
Главное, что постарались воспитать в своих детях супруги Кабылбаевы, чувство семьи, единства.
"Мы всегда говорим им: вы — братья и сёстры, взаимная опора. Придёт день, когда нас не станет, и тогда вы будете собираться за одним дастарханом, строить планы и во всём поддерживать друг друга. Семья — это защита, надёжней которой нет. И мне кажется, пока всё идёт правильно",  — признался напоследок Мурат-ага.

Источник: https://baigenews.kz/17-detey-za-10-let-otets-rekordsmen-murat-kabylbaev-o-nezaplanirovannyh-detyah-revnosti-i-rasstavanii_141033/

Другие новости
Упразднение детских домов в Казахстане прокомментировал министр.

20.01.2023
В Казахстане ведется работа по законодательному закреплению приемных профессиональных семей. Министр просвещения РК Гани Бейсембаев ответил на вопрос, приведет ли это к упразднению детских домов, передает...
Наставником 15-летней воспитанницы детдома стал аким Жамбылской области.

20.01.2023
Аким Жамбылской области Нуржан Нуржигитов посетил областной центр поддержки детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, и поздравил его воспитанников с наступающим Новым годом, передает корреспондент МИА...
Патронат тәрбиешілер педагог санатына жатқызылмайтын болды.

20.01.2023
Бұған дейін патронат тәрбиешілерді педагог санатына жатқызу арқылы олардың жалақысын көтеру жоспарланған болатын. Қазақстанда патронат тәрбиешілерді педагог санатына жатқызу арқылы олардың жалақысын көтеру...
Установлен размер оплаты труда для патронатных воспитателей на 2023 год.

20.01.2023
В Положение о патронатном воспитании, утвержденное приказом Министра образования и науки от 16 января 2015 года № 14 «Об утверждении Положения о патронатном воспитании» внесено изменение. "26. Размер оплаты...
Костанайская семья потеряла 3 детей, а после усыновила 33 из детдома.

20.01.2023
Супруги рассказывают, что их мечта сбылась. В семье из Лисаковска (Костанайская область) 36 детей, из них трое биологических, а остальные – приемные. Но всех супруги считают родными, передает «Голос...
Дело по факту убийства новорожденного завели в Актобе.

20.01.2023
В отношении матери, оставившей тело новорожденного ребенка в коробке на улице, начато досудебное расследование по статье убийство, передает корреспондент МИА «Казинформ» со ссылкой на департамент полиции. Как...
Бросившую новорожденного ребенка мать нашли в Актобе.

20.01.2023
Как сообщалось ранее, возле многоэтажного дома по улице Г. Жубановой обнаружено тело ребенка в бумажной коробке. Об этом передает МИА «Казинформ» со ссылкой на Telegram-канал POLISIA.KZ. «В ходе оперативно-розыскных...
Парень спустя 15 лет нашел свою мать в Экибастузе.

20.01.2023
22-летний парень, оказавшийся в 2007 году в детском доме, спустя 15 лет смог найти свою мать в Экибастузе. Женщина была лишена родительских прав. Молодой казахстанец признался, что у него была цель - отыскать родного...